Не заладилось у Украины с мумиями…

Так уж сложилось, что этого человека одни обожали и боготворили, а другие ненавидели и боялись. И при жизни, и после смерти. И в СССР, и за его пределами. И в Москве, и в Киеве, и в Кишиневе, не говоря уж о Бухаресте. Во всяком случае, боярская Румыния (тогдашний, как сказали бы сегодня, расхожий мем для обозначения этого государства) очень опасалась, что он со своей легендарной и верной ему без остатка дивизией вторгнется в Южную Бессарабию, отторгнутую от бывшей Российской империи, и создаст там свое государство. А потом или присоединит его к Советскому Союзу…

…Или вообще может пуститься в самостоятельное государственное плавание. Чтобы расширить свои кордоны еще и за счет Румынии, организовав и там социалистическую революцию трудящихся и крестьян.

И надо сказать, что в Румынии не зря опасались. Бредящие мировой революцией первые вожди советского государства специально создавали такие же советские и социалистические протогосударства или автономии из народов бывшей империи, разъединенных и растащенных по буржуазным соседям. Чтобы потом, после победы социализма в соседних державах, соединить разъединенных «братьев». Такой была Молдавская Автономная Республика (население почти 600 тыс. чел.) в составе Украины – с прицелом именно на 2 миллиона молдаван Южной Бессарабии, из которой потом в 1940 году и создали новую полноценную союзную республику – социалистическую Молдавию в составе СССР. Такой стала Беларусь, которая нацеливалась на 1 миллион белорусов Польши и Литвы. С аналогичными целями создали Азербайджан с 8 миллионами советских азербайджанцев, которые должны были в социализме слиться с 15 миллионами азербайджанцев Ирана. А Карельская Автономная Советская Социалистическая Республика (КАССР, 700 тыс. чел.) в составе России вообще с 1940 по 1956 год существовала как полноценная союзная республика, чтобы вовлечь в себя всю Финляндию, если что.

Но мы не об этом сейчас. О том, что, повторяю, и на родине, в СССР, этого человека побаивались. Как боярские румыны, так и советские компартийные чинуши. Звали его Григорий Иванович Котовский. Многие историки предполагали, что с ним расправился товарищ Иосиф Сталин. Потому что боялся, что если популярный полководец согласится переехать в Москву и стать правой рукой нового советского наркома военно-морских дел Михаила Фрунзе, то с этим дуэтом потом трудно будет совладать. А Сталин только-только на пути к абсолютной власти смог оттереть от Рабоче-Крестьянской Красной армии (РККА) своего злейшего врага и конкурента, одного из организаторов победы красных в кровопролитной гражданской войне Льва Троцкого. Поэтому-то, утверждают рьяные антисталинисты, Иосиф Виссарионович и зарезал Фрунзе в Москве.

Но за два месяца до этого, 6 августа 1925 года, в совхозе Чебанка (ныне пгт Черноморское) в Одесской области «замочили» 44-летнего комдива Котовского. Чтобы понять степень популярности этого человека и верности ему его боевых побратимов, просто нужно помнить два факта из его уже посмертной биографии – убийца комдива был обнаружен и казнен в Харькове в 1930 году, через 5 лет после убийства. А тело полководца решили не хоронить, а забальзамировать и поместить в мавзолей в селе Бирзула, где находился штаб бригады и где собирались строить столицу будущей Молдавии Котовского.

Официально убил Котовского некто Мейер Зайдер, с которым комкор был знаком еще в царские времена, когда был то ли уголовником, то ли подпольщиком. Зайдер, будучи владельцем публичного дома, спас Котовского от полиции, и будущий комдив сам назвался его должником. Потом этот Зайдер по кличке Майорчик одно время даже был адъютантом у другого «красного уголовника» Одессы Мишки Япончика, командира полка имени Ленина. Когда в 1920 году советская власть закрыла публичные дома и Зайдер остался без работы, он вспомнил «должника» Котовского и нашел того в зените славы. Котовский долг отдал и в 1922 году назначил Зайдера начальником Перегоновского сахарного завода, расположенного близ Умани. Через три года Зайдер нашел Котовского в Чебанке и одним выстрелом застрелил его.

На суде Зайдер сначала говорил, что убил из ревности, потом – что мстил за невнимание «шефа» к его карьере. Зайдера осудили на 10 лет, но уже через три года он вышел на свободу за «примерное поведение» и в Харькове устроился на работу сцепщиком железнодорожных вагонов. Через два года там его и нашли трое ветеранов-котовцев во главе с Григорием Вальдманом, тоже бывшим одесским то ли слесарем, то ли вором-«медвежатником», а потом командиром эскадрона в бригаде Котовского, всеобщим любимцем и кавалером трех орденов Красного Знамени. Как, кстати, и сам Котовский.

Осенью на празднике 10-летия Бессарабской кавдивизии Котовского Вальдман пообещал вдове убитого командира Ольге Петровне, что ее муж будет отмщен. Вдова пыталась отговорить Вальдмана, утверждала, что Зайдер еще должен сказать, кто организовал и заказал убийство, даже жаловалась тогдашнему комдиву Никите Мишуку. Но Вальдман вместе с двумя друзьями отправился в Харьков и задушил Зайдера, а тело бросил на рельсы, чтобы имитировать самоубийство. Но СССР уже тогда был СССР, и поезд опоздал, а милиция обнаружила убийство и убийц. Но Вальдмана даже не судили. Может, потому, что невольно помог спрятать концы в воду. По одним данным, Вальдмана все же расстреляли в 1939 году, по другим – следы его просто теряются в истории…

А вот его командира Котовского похоронили в мавзолее в Бирзуле, которую потом переименовали в Котовск. Для бальзамирования тела комкора из Москвы был приглашен профессор Владимир Воробьев, который бальзамировал и Владимира Ленина. Фотографии того времени сохранили внешний вид мавзолея:

Стеклянный саркофаг, в котором при определенной температуре и влажности сохранялось тело Котовского, был установлен в специально оборудованном помещении на небольшой глубине. Рядом на атласных подушечках хранились награды полководца – три ордена Боевого Красного Знамени. А чуть поодаль на специальном постаменте находилось почетное революционное оружие – инкрустированная кавалерийская шашка.

Вначале мавзолей состоял лишь из подземной части. Но потом, в 1934 году, над нею было воздвигнуто фундаментальное сооружение с небольшой трибуной и барельефными композициями на тему гражданской войны и подвигов Котовского. Как и в Москве у мавзолея Ленина, в Котовске тоже проводились парады и демонстрации, военные присяги и прием в пионеры. К телу комдива был открыт доступ трудящимся.

А ровно через 16 лет, в 1941 году, в Котовск вошли оккупанты, сначала немцы, потом румыны. Доблестная РККА, увы, тогда драпала так быстро, что власти не успели ни демонтировать мавзолей, ни спрятать тело комдива. Румыны разграбили мавзолей, разбили саркофаг, а набальзамированное тело выбросили в свежевырытый ров с расстрелянными евреями и другими мирными жителями.

Но и тут от окончательного надругательства над телом командира его спасли боевые побратимы. Рабочие местного железнодорожного депо во главе с начальником ремонтных мастерских Иваном Скорубским тайно вскрыли траншею, перезахоронили всех убитых, а останки Котовского собрали в ящик, залили спиртом и до окончания оккупации в 1944 году, рискуя жизнью, сберегали у себя на одном из чердаков. И никто не выдал ни комдива, ни его спасителей.

После освобождения Котовска люди сами отнесли на место гроб с сохраненным телом, установили его на простой деревянной лавке, которую украшал портрет работы местного самодеятельного художника. А через 20 лет, в 1965 году, мавзолей решили восстановить в уменьшенном виде. Над сохранившейся подземной комнатой надстроили гранитную стелу с барельефом полевого командира и назвали ее уже «склеп». Там останки военачальника хранятся в закрытом цинковом гробу с небольшим окошком. По окончании войны его награды были возвращены в СССР, но в Котовск не вернулись, а сейчас находятся в Музее Советской Армии.

Характерно и то, что созданная Молдавская ССР требовала останки своего несостоявшегося создателя себе, чтобы захоронить. Украина не отдала. И, как видим сегодня, зря. После распада СССР прекратилось финансирование, «склеп» пришел в аварийное состояние, а экскурсии прекратились вместе с исчезновением благодарных пионеров, искренне впечатляющихся подвигами «бессарабского Робина Гуда». А потом в Украине после фашистов и коммунистов к власти в 2014 году пришли декоммунизаторы. И уже в 2016-м мавзолей Котовского сначала разграбили хулиганы, надеявшиеся хоть чем-то поживиться, и повредили останки комдива. «Вандалы взломали амбарный замок, надеясь поживиться каким-нибудь ценным артефактом. Но их ожидало разочарование: внутри остались только гроб, венок и портрет Котовского», – сообщали тогда журналистам в районном отделении полиции.

И вот, казалось бы, финиш: декоммунизаторы-интеграторы таки одолели бессловесную мумию. Ибо 28 сентября 2016 года депутаты городского совета бывшего Котовска, который стал теперь декоммунизировано называться Подольском, постановили похоронить останки Котовского на городском кладбище №1. Но все оказалось не так-то просто – мумия-то Котовского, который при жизни всех этих декоммунизаторов отправил бы чистить городские нужники одной левой. И память на Одессщине об этом и о подлинном герое жива!

Уже на следующий день вице-мэр Подольска Анатолий Корчевой заявил: мавзолей является памятником истории, и просто так его сносить нельзя. «В законе четко написано: могилы, склеп-могилы, захоронения не подпадают под действия закона о декоммунизации. Все другие объекты подпадают – обыкновенные памятники, памятные доски. На сегодняшний день мы пришли к выводу, что Склеп все-таки нужно отремонтировать. И он будет стоять, как и стоял до сегодняшнего дня, потому что, согласно закону Украины «Об охране культурного наследия», он не подлежит ни переносу, ни демонтажу, ни другим действиям, которые противоречили бы нашему законодательству», – сказал чиновник.

В итоге, чтобы, видимо, и горе-декоммунизаторы не чувствовали себя совсем уж никчемными лузерами, было решено: сооружение отремонтировать, но вход в него заварить.

В сентябре уже нынешнего, 2018 года средства на ремонт нашлись, и начаты ремонт и реконструкция Склепа Котовского. «Сейчас рабочие демонтируют часть гранитных плит, которыми облицован мавзолей. Сооружение укрепят, после чего плиты будут возвращены на место. Работы ведет частное предприятие «Курінь». Из городского бюджета на ремонт склепа выделили 200 тысяч гривен», – сообщила мэрия. А заодно отреставрировали и памятник Котовскому возле местного вокзала. Однако потом монумент все же снесли. Но все равно, что же это получается? Легендарный и бесстрашный комдив не знал поражений в годы гражданской войны, победил он тупость и беспамятство манкуртов-лжепатриотов и сейчас. Надолго ли?

Вопрос, как вы понимаете, не совсем праздный, ибо дураки-манкурты в Украине не переводятся. И потому не везет мумиям тех, кем страна могла бы гордиться, в Украине. Ведь уже мало кто вспоминает, что задолго до мавзолеев Ленина и Котовского в СССР было и третье аналогичное здание. И расположено оно было тоже в Украине. Под Винницей. Там в мавзолее до сих пор хранится забальзамированное тело всемирно известного хирурга Николая Пирогова, героя Крымской войны 1853-1856 годов и основоположника русской военно-полевой хирургии, который первым применил эфирный наркоз при операциях, сам умер еще в 1881 году и был захоронен забальзамированным. И даже церковь дала на это разрешение, «учтя заслуги» как примерного христианина и всемирно известного ученого, «дабы ученики и продолжатели благородных и богоугодных дел Н. И. Пирогова могли лицезреть его светлый облик».

И люди лицезрели. И до революций 1917 года, и в гражданскую войну, и после нее, когда в мавзолей Пирогова наведались грабители и украли даже нательный крест. Но тело пережило и Вторую мировую войну и могло погибнуть уже при… независимой Украине. Ее власти в лице и. о. министра здравоохранения Ульяны Супрун отказалось в прошлом году выделять деньги на обязательное ребальзамирование тела хирурга. Как рассказал Олег Мельник (завкафедрой анатомии, гистологии и патоморфологии животных им. академика Касьяненко Национального университета биоресурсов и природопользования Украины, профессор, академик Академии наук высшего образования Украины), проводивший последнее ребальзамирование тела Пирогова, правительство поставило на голосование этот вопрос – ребальзамировать или на эти средства купить лекарства? «Появляется письмо и.о. министра о том, что это нецелесообразно. Я написал, что думал, в «Фейсбуке». Может, эмоционально, но такое отношение к величине мирового уровня (Пирогову) меня просто поразило. Если бы оно отказывалось финансировать, то можно было бы отказаться мягко, а не ставить на голосование – что лучше: бальзамировать Пирогова или купить лекарства. Речь шла о 200 тыс. грн., даже меньше. В масштабах государства 200 тыс. грн…», – рассказал академик Мельник.

И когда директор музея Пирогова Петр Гунько обратился к правительству, чтобы провести процедуру ребальзамирования, то получил ответ: «У нас война с Россией, ищите специалистов в Украине». И стало понятно: Пирогов же – русский, а значит, враг укро-патриотки Супрун практически кровный. А психиатрию, которая могла бы помочь этой американской фельдшерице, смягчить ее тупую русофобию, она сама и «убила». Своей «реформой»…

В итоге осенью прошлого года стараниями академика, директора музея и, как ни странно, мэра Винницы и губернатора Виннитчины была собрана комиссия, которая провела подготовку тела к ребальзамированию, а сама процедура все же была проведена весной 2018 года. И деньги на это нашли частным образом: есть еще нормальные люди в Украине, есть…

….Равно как в Болграде все той же Одесской области есть еще Мавзолей Ивана Инзова, тоже русского генерала, который вместе с переселенцами и колонистами осваивал этот южный край, не зная, что он – «непатриот». И как хорошо, что генерал захоронен, а не забальзамирован после смерти – никто не надругается в Украине, которая, говорят, ищет свою историю. Но это уже совсем другое…

Leave a Comment